Две строки
шесть слогов
проект Алексея Верницкого

ВСЕ АНТОЛОГИИ

Редакторская антология
(пополняется ежемесячно)
Кликайте на танкетке,
чтобы рассмотреть получше



Алексей Верницкий:
Улитка
Всё выше



Александр Корамыслов:
Шива
мастер на все



Юрий Ксилин:
лот народ
продано



Максим Волков:
Женя
ждут же в жэжэ



Георгий Жердев:
ну дожил
дежавю



Дмитрий Манин:
     я ли
гляжу в  лужу



Георгий Жердев:
   я не
которая



Роман С:
Альбинос
белый стих



Георгий Жердев:
ты       он
 остальные



Александр Корамыслов:
устал
шершеть для фам



Валерий Прокошин:
То чума
То чумка



Роман С:
Летальный
лодочник



Роман С:
у страха
глаза О



Роман С:
СНЫ  УЖА
 УЖАСНЫ



Алексей Верницкий:
Японка
Бабочка



steba:
гроб мой
неношенный



Александр Корамыслов:
поймай
словоробья



Роман С:
задним
слабоумен



Валерий Прокошин:
Рыбак
Дальнозоркость



Александр Корамыслов:
ласки
в куньих норках



Валерий Прокошин:
Инь Инь
Лесбиянки



(без подписи):
положи
и забей



Chronofag:
Утром
Все будут врозь



Chronofag:
Женщина
Дочь Луны



Roi Ejou:
Измена
Родины



Олег Ярошев:
всю ночь
горят костры

весь день
запах дыма



Роман С:
молчанье
не блестит

и время
не пахнет



Евгения Риц:
Воды сна
Глубоки

Смерти
По колено



Олег Ярошев:
голубь спит
в рукаве

кролик
под цилиндром

бодрствует
фокусник



олег ярошев:
где нас
там хорошо



тормашка:
козы стре
кочут стре



Roi Ejou:
Вдове
От ВэДэВэ



TINA:
железо
золото

не каждый
алхимик



Роман С:
Звезды
вензель Бога



Александр Корамыслов:
Гвидон
малярийный



Александр Корамыслов:
пьют кровь
комары слов



Юрий Ксилин:
жабы
гала-концерт



Юрий Ксилин:
небо
не каждому



Алексей Верницкий:
Я список
Кораблей



Алексей Верницкий:
Поэт
Не дорожи



Алексей Верницкий:
земля
пахнет весом



Алексей Верницкий:
В Яндексе
Эрго сум



Алексей Верницкий:
Комар
Вот и лето



Алексей Верницкий:
Мир спрут
Мы щупальцы



Thorix:
Из-под век
Слёзы дней



ЖЖ:
вебмастерское

глядя
в статистику

говоришь
с народом



Георгий Жердев:
пауза
в две строки



Георгий Жердев:
сапёр
жизнь тикает



Георгий Жердев:
танкетки
песчинки

в ладони
прах ветра



Александр Корамыслов:
вода
вилы пишу



Александр Корамыслов:
иди
от слов к Слову



Александр Корамыслов:
Ё моё
а Я нет



Александр Корамыслов:
обними
Тёплый Стан



Роман С:
покликал
и окей



Роман С:
спасибо
что не вслух



Жора Жердев:
распластан
на пляже

на боку
планеты



Жора Жердев:
дуй пиво
обжегшись



Жора Жердев:
шумное
молчанье

пальцы
глухонемых



Роман С:
души
изнанки тел



Роман С:
тучи
как Данаи



Роман С:
пчелы
опочили

комары
кемарят



смирнов:
Не жил
Врать не буду



Алексей Верницкий:
Прилив
Ты превратил

Дубы
В водоросли



Алексей Верницкий:
Горячий
Тротуар

Тени птиц
И стрекоз



Роман С:
Рис подрос
Все смертны



Алексей Верницкий:
мир блестящ
даже грязь



Жора Жердев:
пиво
с орешками

живи
мимо жизни



Tina:
родина
танкеток



Роман С:
Не верю
звёзды газ



Алексей Верницкий:
что делать
войти в чат



Роман С:
Батюшкову

говор
арго валов



Роман С:
пошл как
звон мелочи



Алексей Верницкий:
Море
Простыня бурь



Алексей Верницкий:
зебры
штрих-код саванн



Алексей Верницкий:
бревно
в третьем глазу



олег ярошев:
после нас
хоть потоп

после вас
пустыня



Роман С:
Истина
с двойным дном



олег ярошев:
из камня
слезы дождь



Роман С:
песок
в часах моря



Роман С:
Лобачевское

  параЛЛеЛь
с тремя эЛь



tormashka:
сорокину

ай в небе
ласточки

ой в море
лодочки

ах в поле
бабочки

а теперь
о говне



tormashka:
кисточки
на ушах



Алексей Верницкий:
Тело
Надоело

Душа
Нехороша



Ваня Ливб:
Небо
перестаньте



Tina:
и дольше века

крылья
партитуры

бабочка
пюпитра



Tina:
искренность
молнии

бедный
громоотвод



Ваня Ливб:
Я еда
и я яд



Жора Жердев:
младенец
блог Бога



Жора Жердев:
моросит
эспрессо



Жора Жердев:
талон
на одну жизнь



Роман С:
пройдя
до полови



Роман С:
пишу
против ветра



Роман С:
небесный
бракодел



Роман С:
в баню
с икебаной



Мария:
конверт
обещает



Tina:
провода
нотный стан

скворцы
партитурой

августу
реквием



Tina:
шучу
танкетками



олег ярошев:
поздно
торопиться



Алексей Верницкий:
как ночь
безжизненна



Роман С:
слогов
на всех не хва



Роман С:
любо
но дорого



Георгий Жердев:
выкидыш
Отчизны



В. Прокошин:
За счастье
убил бы



Роман С:
кошмар
от сна до сна



Евгения Риц:
любила
дебила

до ума
довела



Роман С:
Джон Донн
поди уснул

а мне
считать слонов



Георгий Жердев:
прощай
вышел в люди



Георгий Жердев:
под крылом
скрип шасси



Алексей Верницкий:
ночь смерть
сон надежда



Алексей Верницкий:
красота
тороса



Роман С:
вывел
тень погулять



Shadegrown:
не жизнь
и не сказка



Роман С:
Осень
вот так и мы



Алексей Верницкий:
в поезде
о судьбе



Георгий Жердев:
ангел
колотит в дверь



Tina:
мертвец
нет вопросов



Tina:
извини, если что

у пони
мания

понима
ния всех



В. Прокошин:
Пуля
не воробей



Долгая Холодная Зима:
герасим
помолчи



Алексей Верницкий:
чинят дверь
ветрено



Алексей Верницкий:
сок сладок
куст колюч



Алексей Верницкий:
смиренье
лист упал



Георгий Жердев:
стихи
украли ночь



олег ярошев:
в меню
только вода



В. Прокошин:
Жестом
жизнь или смерть



Алексей Верницкий:
  куПол
помолимся



Алексей Верницкий:
     ряска
липнет к веслам



Алексей Верницкий:
инет
то есть то нет



Роман С:
черная
полоса

солнечных
часов тень



Tina:
бахча
во ягодки



Tina:
монитор
зеркало

юзер
пора бриться



Роман С:
В реке
плывет луна

карп бьет
ее хвостом

и рвет
паучью нить

лунными
брызгами

сбитая
муха вниз

падает
карпу в пасть

луна
плывет дальше



Tina:
пиар
не отмыться



Роман С:
Сибирь
гиперссылка



Георгий Жердев:
война
руки ноги



Инна:
Живую
смерть встречать

радостно
у входа



Tina:
хруст листа
груз грусти



Роман С:
кинут
куда ни кинь



Роман С:
турист
в один конец



Tina:
кто стрелял
тишина



Tina:
орде на
ордена



Георгий Жердев:
тамтам
где-то в сердце



Александр Корамыслов:
осеннее

цыплята
любят счёт

а я
люблю письмо



Tina:
мужчина
Везувий



Роман С:
тесно
в чернильнице



В. Прокошин:
Парнас
но пасаран



Алексей Верницкий:
вы       на
несло    берег



Роман С:
сносит
     те че ни ем



Александр Корамыслов:
ЖУРНАЛЬНЫЙ ЗАЛ

Знамя
обтрепалось

Новый мир
постарел

Октябрь
уж отступил

Звезда
угасает

эНЛэО
в пролёте

Урал
живу я тут

Волга
обмелела

Континент
как остров

Арион
не тонет



Роман С:
что там
за той строкой



Георгий Жердев:
ветер
головоног



Тормашка:
небо
и это все



Тормашка:
девушка
с рассветом

утекла
сквозь пальцы



Роман Савоста:
чернила
космоса

просятся
на пальцы



Георгий Жердев:
строка
и обратно



Георгий Жердев:
Боже
сними трубку



Роман С:
ДАВИТ  ВНУТРЬ
КРЕСТ  ПУСТОЙ



Tina:
школа
война и мир



Алексей Верницкий:
закат
на огонек



В. Прокошин:
У Музы
мужчина



Алексей Верницкий:
тело
лотерея



XILit:
хорей
шалит сердце



В. Прокошин:
Вовочка
Сорокин



В. Прокошин:
Толстой
Третьим будешь



Алексей Верницкий:
слезь с котурн
тут круто



Tina:
ищу день
вчерашний



Tina:
есть жизнь
за жалюзи



Roi Ejou:
тарачок
жукашка



Георгий Жердев:
с миру
по танкетке



Roi Ejou:
пожил
и зла мало



Tina:
хрущоба
как символ



Tina:
с нами
медный всадник



Александр Корамыслов:
под звуки
зенитки

не станешь
духовен

но с миру
по Шнитке

глухому
Бетховен



Roi Ejou:
на венок
во зло жил



Roi Ejou:
зажевал
заживо



Tina:
из Москвы
не видно



Tina:
сосед
наглоивность



Георгий Жердев:
рассвет
близится ночь



Георгий Жердев:
танкетка
аскетка



Tina:
тучки
окнариум



Tina:
судить Русь
не берусь



Георгий Жердев:
          Фудзи
       сдалась тебе

   альпинист
улитка



Георгий Жердев:
и ты Брут
в очередь



Золотов:
                          шляпу
ветром сдуло



Георгий Жердев:
мы скифы
мамонты



Георгий Жердев:
утро
перелюбовь



Георгий Жердев:
по вере
и враги



Алексей Верницкий:
коньяк
лето в горле



Алексей Верницкий:
      вода
на проводах



Tina:
в дамки
только в дамки



Tina:
смысл жизни
вне смысла



Александр Корамыслов:
почерк
неровен час



Roi Ejou:
я змеюсь
над собой



Roi Ejou:
Боже
не сотвори



Сергий:
не вдруг
кони пали



Тормашка:
меня
Кто-То любит



Tina:
малюю
идолов



Tina:
прейскурант
на клятвы



Tina:
куплю
жизнь в рассрочку



Tina:
боюсь
сама себя



Tina:
напрасно
пуд соли



Роман С:
листая
прошлое

страниц
не нахожу



Алексей Верницкий:
язык
убил себя



Алексей Верницкий:
цветы
качаются



Tina:
небом
живы бомжи



Роман С:
не буди
во мне я



Tina:
рос вирус
рис вырос



Roi Ejou:
выплыл
медный всадник



Tina:
гуру
на горе Сне



Tina:
завет-то
обветшал



Роман С:
море шторм
бигуди



Сергий:
тихо
приходит мир



Tina:
не хлебом единым

молил
на мерседес

кадил
на кадиллак



Tina:
в храме
ищу любви



Tina:
ночью
чёрен квадрат



Tina:
мани
на маникюр



Tina:
насквозь
лоб промолен



Tina:
дыня
в коленях гор



Роман С:
дано
мне дао что

мне делать
с телом-то



Роман С:
ангел
фонит душа



Георгий Жердев:
разложу
все грехи

любуйся
Господи



Tina:
замуж за Ивана

была
Премудрая

теперь
стала Дурак



Роман С:
Луна
улыбка тьмы



Tina:
Гауди
удивил



Георгий Жердев:
звенят
стихи льдинки



Murena:
МИНЗДРАВ
ПРЕДУПРЕЖДАЛ



Роман С:
пардоном
по рядам



Георгий Жердев:
отлет
уже близко

курлычут
ангелы



Tina:
маэстро
так строго

так остро
стрелой в цель



Tina:
сорно
на Парнасе



Tina:
зима
крестьянин то



Георгий Жердев:
Господи
затейник

придумай
нам Бога



Tina:
атеист
и Бог с ним



Роман С:
мысли
подстрочник чувств



Роман С:
свиданье
на живца



Георгий Жердев:
я был Бог
но вырос



Георгий Жердев:
медведю
снег снится



Tina:
два совка
тусовка



Роман С:
золото
молчало



Роман С:
видел
негра вблизи



Роман С:
зарплата
чудеса



Роман С:
я слово
позабыл



Tina:
совесть
из латекса



Алексей Верницкий:
если я
лишь мираж

то кто
станет Буддой

варю рис
жду ответ



Алексей Верницкий:
сон Будды
рождает



Георгий Жердев:
декабрь
мандарины



Tina:
к цели
по кольцевой



Полина Вилюн:
стыдно как
Господи

верил
неверной я

убит
насмешками



В. Прокошин:
Завтрак
желток солнца



Алексей Верницкий:
и Шуберт
на воде

и Моцарт
в Матрице



В. Прокошин:
Дети
с цветами зла



В. Прокошин:
Закат
заначка дня



Алексей Верницкий:
губы
полиняли



Алексей Верницкий:
Бог устал
глаз красен



Алексей Верницкий:
карма
озимые



Алексей Верницкий:
стук в крышу
дождь пришел



Алексей Верницкий:
цветок
лицо Творца



Tina:
возьму
речь в  оборот



Роман С:
новый Малевич

так мало
дэпэи

что белым
стал квадрат



Роман С:
старый пень
кукушка

сбилась
числя кольца



В. Прокошин:
Икона
три в одном



Tina:
дитя
мир не готов



Алексей Верницкий:
жизнь вильнёт
      бёдрами



Tina:
лестница
вглубь души



Роман С:
пропала
собака

герасим
точка ру



Roi Ejou:
глазки
стройка века



Алексей Верницкий:
ковчег
но очередь



ГалинаК:
пуля
на посошок



Алексей Верницкий:
чакра
черным цветком



Tina:
спят цветы
ждёт улей



Tina:
сумерки
по мерке



Алексей Верницкий:
у вещи
везде фас



Tina:
новейшие времена

тятя
наши сети

нынче
в Интернете



Александр Корамыслов:
как ты
плохорошо

кто ты
чучеловек



Сергий:
прибыл
пожил выбыл

следа не
оставил

такой
таинственный



Tina:
медаль
принял на грудь



Tina:
змей змею
друг и брат



Tina:
чу жест
ранка всюду



Полина Вилюн:
ночью звёзд
многоточь



Алексей Верницкий:
   лотос
поза в небо



Алексей Верницкий:
утро нам
локтем в бок



Алексей Верницкий:
Париж
любовь не ждет



Сергий:
тишина
над рекой

тихо
пролетела

птица
тенью тая



Алексей Верницкий:
кошки
чтоб красиво

человек
чтоб думал



Алексей Верницкий:
ночь стекла
с плинтуса



Алексей Верницкий:
февраль
достать лаптоп



Алексей Верницкий:
свист стены
тумана

мене
мене текел

фарес
или или

ляма
савахфани



Полина Вилюн:
любил
я вас вы нет



Roi Ejou:
все капли
бездонны



Tina:
февраль
кокон ветра



Сергий :
глаза
вне разума

душа
без виденья



Полина Вилюн:
беляш
знак вокзала



Полина Вилюн:
в ожидании весны

солнышко
веснушка

весна
пожар лица

зеркало
не дразнись



Алексей Верницкий:
Пчеловод
скрыл Свой лик



Георгий Жердев:
слово
за пазухой



Tina:
пружины
наружу



Tina:
мыслеток
словопад

штрихкод
моей жизни

перо
по бумаге

белое
на чёрном

чёрное
на белом



Сергий:
Я есмь пастырь добрый
Ин.10:14

мирно за
Пастырем

опасно
перед Ним



Сергий:
...не участвуйте в бесплодных делах
тьмы...
Еф.5:11

смело
воин мрёт зря

жаль парня
мог быть Царь



Георгий Жердев:
редко мы
речисты

чаще мы
мычащи



В. Прокошин:
Любовь
заумь сердца



Алексей Верницкий:
тяжело
под нимбом



Tina:
компас
для пастуха



Г.Романова:
путать
попонятней



Георгий Жердев:
бананы
банальны

под небом
Африки



Георгий Жердев:
в обществе
общих слов



Алексей Верницкий:
быстро смолк
будильник



Алексей Верницкий:
рассыпал
горох нот



Марк Мезонинов:
кот примус
Пелевин



Алексей Верницкий:
коридор
всосал нас



Алексей Верницкий:
креатив
на крови



Алексей Верницкий:
друзья
распродажа



Алексей Верницкий:
опишу
подшипник



Алексей Верницкий:
   слово
за слово за



Георгий Жердев:
алеют
одежды

убитой
надежды

невеста
шахида



Алексей Верницкий:
Парнас
да не про нас



Tina:
норматив
на кредо



Сергий :
веснушки
лето стать



Tina:
кухарка
блинопись



Tina:
пиво
Афродита



Murena:
поэма-воспевание "ЕЁ"

абвгд её
ёклмн её

ёпрст её
итд тп её

я её
я её



Алексей Верницкий:
грызу
хвостик часа



Tina:
локон
кладу в кулон



Tina:
хам он
а я тутан



Полина Вилюн:
ухожу
навсегда

без ключа
будь дома



Полина Вилюн:
любовь
как привыкнуть



Полина Вилюн:
рассвет
не спугнуть бы



Tina:
зола
была  лозой



Murena:
пословица

если
падать с коня

тогда  с
высокого



Александр Корамыслов:
инь ян
куда ни глянь

ян инь
куда ни кинь



Tina:
семья
в цепях любви

спаяны
паяцы



Александр Корамыслов:
скучно
с дамой сердца

вернись
к даме ребра



Александр Корамыслов:
девчонки
дифтонги

вАу
аУ уА



Сергий:
от мира
наготу

одеждой
отделю

как свет был
отделён

Отцом
от темени



Tina:
веер
забыт язык



Tina:
мечтаю
меч таю



Алексей Верницкий:
конечно
кончено



Георгий Жердев:
пригвозди
каблучком

я тень
на асфальте



Tina:
в сетях времени

вчера
не успела

сегодня
не смогла

на завтра
надеюсь



Tina:
привет вам с Севера

скорлупка
сейнера

зимует
пустая

до мая
спит вода

якорь
в коросте льда



Эля:
местами
не первый



Роман С:
я за тех
кто против

я против
тех кто за



Роман С:
коты
под окнами

молчат
но они есть



Полина Вилюн:
круги
в глазах и под



Tina:
сыро
птичьи следы



Tina:
молчи
читаю жест



Murena:
Пегас
иноходец



Сергий:
хоть ёж
плюёт на пчёл

но мёд их
не крадёт



Tina:
время
скоро таем



Roi Ejou:
прошагал
муравей



Роман С:
даром что
за деньги



Роман С:
луч в воде
ломает



Роман С:
перо
уткнулось в сон



Роман С:
Луна
своим рыбьим



Роман С:
Земля
когда-то так

узнала
что она

больше
не центр мира



Роман С:
если бы
в натуре

мрамор
заговорил



Роман С:
в баре
преподают

физику
жидких тел



Алексей Верницкий:
стук снастей
в тумане



Roi Ejou:
ночью
коты сэры



Роман С:
монолог пылесоса

удел
глотаю пыль

а сам
подобье рыб

колеса
плавники

и долго
носый шланг

я б мог
осеменить

красу
морей форель

и наши б
дети вплавь

кидались
а не в пыль



Георгий Жердев:
позвони
помолчим



Полина Вилюн:
не люби
не меня



Алексей Верницкий:
Тверской
протопала

толпа
с лаптопами



Тина:
полис
есть надежда



Тина:
что гусь свинье

сытый
голодного

не раз
и не дважды



Тина:
весеннее непогодье

лужа
как океан

шляпу
заляпало



Александр Корамыслов:
камнепад
с наших душ



Александр Корамыслов:
молчу
держу слово



Александр Корамыслов:
сотри
с лица Земли

слёзы
её морей



Руша :
счет к Богу
четки щёлк



Руша :
Флаги рвут
 на бинты



Тина:
глобус
перевёртыш



Тина:
лучи
сверлят теплом



Тина:
скромны
чрезвычайно

цветки
смородины



Роман С:
транспорт
плохо ходит

лучше бы
он ездил



Tina:
стая птиц
клинопись



Роман С:
пахнут
мысли цветка



Роман С:
меняю
нет на есть



Tina:
гранью
хрусталь к устам

томно
сок лета пью



Бегущая с лестницей:
Крик моды
последний

белые
тапочки



Георгий Жердев:
метро
дышим рот в рот



Мурена:
Звезды
зачем вы так



Руша:
люди
лилипуты

лупы
самомнений



Roi Ejou:
трио
Горыныча



Roi Ejou:
черви
бубнящие



Константин Микитюк:
ты и я
в комаре



Александр Корамыслов:
товар
деньги ветер



Александр Корамыслов:
время
поджимает

душу мне
мозолит

не сменить
ли время

на размер
побольше



Мурена:
ибо голыми мы приходим в этот мир,голыми
же и уходим

голым
пришел сюда

голым же
и живу



феликс дробышев:
дно вина
дни вины



Александр Корамыслов:
ещё сказочка

выросла
большая

кто ж её
потянет

бабка
с ревматизмом

внучка
в институте

Жучка
ощенилась

Мурка
окотилась

мышку
не докликать

чешет
старик репу



Руша:
дыбом
стрижка века



Георгий Жердев:
состою
при мышке



Roi Ejou:
Россия
есть пошла



Roi Ejou:
горы
оскалились



Роман С:
Наша Таня громко плачет...

детство
вслед за мячом



Георгий Жердев:
смена
семь сигарет



Tina:
   Лев    стой
и     Тол      киен



Roi Ejou:
голд в долг
долог голод



Руша:
 А и Я
пастухи



Сергий:
рыбкам
банка море

орлам
небо предел



Сергий:
мир нам
итог креста



Руша:
власть всласть
 главкондитер



Полина Вилюн:
тело
кормит разум

деньги
кормят тело



Сергий:
небо
обнимает

только
птиц летящих



Алексей Верницкий:
на пол
эпилептик

на пол
пути к Богу



Александр Корамыслов:
не трать
в белую ночь

оставь
на чёрный день



Роман С:
муху
влетевшую

в дом мой
я обратно

в окно
выгоняю

чтобы
муха могла

домой
возвратиться



Георгий Жердев:
дни дым
жизнь коптильня



Полина Вилюн:
тук-тук тук
замерло

зигзаг жизнь
выпрямлен



Георгий Жердев:
блондинка
растекся

мыслью
по фигуре



Полина Вилюн:
шубка
ласки гладки



Полина Вилюн:
эхо
хором в горах



Георгий Жердев:
в кухне
до рассвета

пасу
тараканов



Георгий Жердев:
стихи
речь немого



Roi Ejou:
дзен крепче
черепа



Roi Ejou:
тварь ли
дражайшая



Георгий Жердев:
пиво
в кружавчиках



Руша:
Все равны
Прокруст знал



Георгий Жердев:
летними
ночами

и любовь
работа



Георгий Жердев:
танкетки
наперстки

под одним
выигрыш



Константин Микитюк:
седеет
окурок



Георгий Жердев:
девушки
прозрачны

в каждой
видно сердце



Георгий Жердев:
гадать
на маршрутках



Константин Микитюк:
улыбки
локонов



Тормашка:
щека тень
травинка



Сергий:
голому
всё к лицу



Роман С:
голод
снятся розы



Георгий Жердев:
лето
стал моложе



Сергий:
очень
жить хочется



Роман С:
скользко
вспомнил детство



Сергий:
Начало ссоры - как прорыв воды; оставь
ссору прежде, нежели разгорелась она.
Притчи 17:14

когда гнев
рвёт горло

молчи так
чтоб даже

рыба
оглянулась



ЖЖ:
черный дух
эспрессо



Роман С:
ёж похож
на дятла

как гвоздь
на молоток



Роман С:
по воде
шаг за два



Александр Корамыслов:
потянув
за язык

вытащил
танкетку



ЖЖ:
метро
сверлит землю

зрачками
туннелей



Александр Корамыслов:
сенокос
времени

кошу
сейчасное

ворошу
былое

сгребу
будущее



Роман С:
дождь бьет
по клавишам



Роман С:
рву сливы
что еще



Роман С:
сотворил
стал старше



Александр Корамыслов:
комар
последний писк



Роман С:
песок
на лопатках



Алексей Верницкий:
я рад
и рыдая



ЖЖ:
светлый путь
в летний сон



Полина Вилюн:
Ассоль
слёзы моря



Сергий:
прыгала
лягушка

аист
любовался



Сергий :
и бесы веруют, и трепещут.
Иакова 2:19

ладан
просто смола

бесы
власть признают



Полина Вилюн:
быть не быть
не вопрос



Георгий Жердев:
в желудке
осени



Roi Ejou:
сижу
лицом к себе



Роман С:
жизнь как
сигарета

не каждый
курящий



Сергий:
устал
до пустоты

наполни
мне ванну



Roi Ejou:
скромность
красит Бога



Алексей Верницкий:
Осень
Шепчу Цоя



Роман С:
реке
текущей вдоль

не понять
мысль моста



Roi Ejou:
Гамлет жил
Гамлет жив



Роман С:
можно быть
звездою

и не
видеть неба



Георгий Жердев:
муравьи
трамваи



Roi Ejou:
вот и я
приснился



Руша:
пора домой...

читаю
руками

штрих-коды
заборов



Алексей Верницкий:
спящий
видит кошмар

комар
шокирован

отпил
а кровь как лед



Сергий :
свободен
в выборе

стоял и
не хотел



Сергий:
мала цель
в прицеле

да в сердце
велика



Георгий Жердев:
полон
шкаф соседей

полон шкаф
соседей



Георгий Жердев:
опыт
глухая дверь



Алексей Верницкий:
велика
трясина

а ступать
некуда



Алексей Верницкий:
быть или
в нирвану



Алексей Верницкий:
побыть
потом не быть



Алексей Верницкий:
мир театр
смерть антракт



Tina:
испанка
опасно



Алексей Верницкий:
у лисы
нет силы

у силы
нет лисы



Сергий :
холод
окна ко лбу

ночь едва
пригубив

ещё
варю кофе



Сергий :
стена
часы вечер

тик-так
что-то не так



Алексей Верницкий:
заказал
азбуку

прислали
базуку

ошиблись
на почте



прокошин:
Рубль луны
серебром



Олег Юров:
комар
выпил до дна



прокошин:
На Стикс
порыбачить



Сергий:
бест оф
мозаики

встретишь
на вокзале



Сергий:
в корыте
черепа

стихи
отстирывай



прокошин:
Верлибр
верблюд стихов



прокошин:
Пришла
посмеяться



прокошин:
Стрижи
стрижка ветра



Георгий Жердев:
женщины
яблони

душисты
их плоды



dlv:
о ночи
ветер дум



Роман С:
думают
о черном

говорят
о белом

такие
серые



Сергий :
...не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил
нас...
1 Иоанна 4:10

сначала
любит Бог



Георгий Жердев:
Итака
таки да



Роман С:
глажу
собаку сна



Алексей Верницкий:
пощусь
пока пишу



Алексей Верницкий:
нет слов
хочется слов



Алексей Верницкий:
прикинь
Бог купил нас



Алексей Верницкий:
ночь в небе
никого



Алексей Верницкий:
дождь лист
пристал к стеклу



Алексей Верницкий:
тссс тронешь
губы пальцем



Константин Микитюк:
к стеклу
щекой к дождю



Константин Микитюк:
шорох
чулков с луком



Алексей Верницкий:
тьма утро
день вечер

всё та же
таракань



Георгий Жердев:
леденец
безделья



Tina:
П.Пикассо
период кубизма

красотка
в миксере



Irina:
солнце
в ванне моря



Ирина:
грусть сестры
брат  козёл



Tina:
с тех пор и до этих

проспект
Незнакомка



Циплаков Георгий:
кот мышам
катафалк



Tina:
сытна
снедь Снейдерса



Руша:
"Тайная вечеря"

явка
провалена



Tina:
дети
им бы нимбы



Руша:
    не един
бог         Один



Георгий Жердев:
патока
рассвета

глаза
слипаются



Георгий Жердев:
клацают
клавиши

ловя
мои пальцы



прокошин:
Родина
с родинку



Сергий :
утро
морозное
(Гоша - 6-ти лет)

небо
большой йогурт



Сергий :
нужде
нужна справка



Сергий:
лимоны
как луны

сумрак
под деревом



прокошин:
горилла
с горилкой



Руша:
был нолик
стал крестик

снова
смерть мухлюет



владимир монахов:
я память
ник себе



Сергий :
хочешь
поймать змею

бегай
за бабочкой



Александр Корамыслов :
горят
путёвки в смерть



Александр Корамыслов :
в бронхах
война миров



Александр Корамыслов :
на Том
Свете Бог Тот



Александр Корамыслов :
из Летова

вечность
пахнет нефтью



прокошин:
Ужин
отдай тёще



Сергий :
стою
голосую

проспал
свой автобус



Алексей Верницкий:
 А     А
яхты вдали



Алексей Верницкий:
оставив
умирать

нашли
вознесшимся



Алексей Верницкий:
пальцы
не сл шают я



Алексей Верницкий:
Бог соль
а не сахар



Алексей Верницкий:
был ветер
и вода

а теперь
Питер мертв



Алексей Верницкий:
темнота
бьет в тамтам



Голда:
осень
где синь неба



Роман Савоста:
лягушки
волапюк



Георгий Жердев:
жизнь прошла
поспешно

лишь локтем
задела



Георгий Жердев:
греки
пища раков



владимир монахов:
за нами
ржавеет



Роман Савоста:
медуза
мозг волны



Роман Савоста:
юрский парк
трамваев



Алексей Верницкий:
к утру
много слонов



Георгий Жердев:
тук-тук тюк
нет дятла



владимир монахов:
собака
друг друзей



Алексей Верницкий:
     белка
ветка     ветка



Алексей Верницкий:
а лоси
у села



Мурена:
месяц
коготь тигра



Георгий Жердев:
зайцы
грядка ушей



Алексей Верницкий:
растенья
не кричат

и люди
не слышат



Голосова Евгения:
скрепка
сердце мэйла



Георгий Жердев:
иду
потупив взгляд

в гололед
будь скромен



владимир:
грел  душу
рублик твой



Голосова Евгения:
влюбленность
много букв

любовь
иероглиф



Лист:
нет Бога
не скажи



Лист:
офис
кофе взбодрил



владимир монахов:
искал
во рту твой вкус



Александр Корамыслов :
марк шагал
нам велел



Константин Микитюк:
пляж между
ног небо



Георгий Жердев:
земля
шевелится

в ней живут
поезда



Лист:
глаза
массаж для книг



Алексей Верницкий:
стриж с утра
гнет пальцы



владимир монахов:
хлеб зрелищ
зачерствел



Роман Савоста:
смешная
буква ё



владимир монахов:
снимите
шапки рифм



Роман Савоста:
поэта
                                            далеко



Роман Савоста:
снежинка
неженка



Сергий:
теснота
условна

бывало
варили

кофе
на утюге



Алексей Верницкий:
дефис
флейта речи

а тире
литавры



Алексей Верницкий:
поэт
создал язык

язык
создал прозу



Алексей Верницкий:
Эйнштейн
оригами



Сергий:
не быстро
танкетку

вдох может
быть долгим

как длинным
и выдох



Вадим Штейнбрехт:
тет а тет
с тетрисом



Вадим Штейнбрехт:
 олнце
западает



Голосова Евгения:
дрогнул
в руке степлер

и прощай
маникюр



Роман Савоста:
сытые
голуби

небо
в жирных пятнах



Сергий:
в ночное
с Пегасом



Лист:
цвет завял
кот жрёт лист



Георгий Жердев:
мутный
мартовский снег



Голосова Евгения:
признание

мужики
сволочи

но и мы
хороши



Таисия:
кариес
времени

белый клык
вечности



Таисия:
эротеска

талое
белое

тело
тлело в ночи



Таисия:
по ком
колокольчик



Таисия:
ноль боли
крик рыбы



владимир монахов:
птиц полон
рот двора



Алексей Верницкий:
короста
черепа

на ране
разума



Алексей Верницкий:
октябрь
бальнеолог



Алексей Верницкий:
небесам
не бесам



Алексей Верницкий:
диалог
догола



Not Found:
Вот, что пришло мне в голову, когда я
заглянул туда (не в голову, а в Живой
Журнал к отцу-основателю проекта :)

Харуки
Мурака

Михару
Кимура

Камиха
Рукиму

Раками
Харуки



Алексей Верницкий:
убрали
сухой плющ



Алексей Верницкий:
Невы
не выразить



Роман Савоста:
мыслете
между луж



Георгий Жердев:
пни моську
ты не слон



Александр Корамыслов :
под сосной
голгофа

христос
муравьиный

несёт
крестоцветик



Георгий Жердев:
прощай
ищи в Гугле



Георгий Жердев:
барханы
кАрАвАн



Георгий Жердев:
муза
без комплексов

ищет
верлибриста



Георгий Жердев:
зима
не лечится

апрельский
рецидив



Георгий Жердев:
обведу
в рамочку

юзерпик
любимой



Роман Савоста:
по ушам
улиткам

холодком
валторна



Roi Ejou:
народу
собралось

гранате
не упасть



Георгий Жердев:
с виду
Незнакомка

а вблизи
чужая



Александр Корамыслов :
монолог
в тряпочку



владимир монахов:
пшик солнце
за рекой



Александр Корамыслов :
космос
жизнь в тюбике



Сергий:
капля
за шиворот

ваши
слова любви



Сергий:
пыль звёзд
вдохновляет

любят
звёзды вспылить



Вася Рябушкин:
вагон метро

сколько
вокруг голов

столько же
и задниц



Георгий Жердев:
Нева
на цыпочках

глядит
за парапет



владимир монахов:
с утра

и хлеба
накрошил

не ест
из моих рук

мой ангел
хранитель



Георгий Жердев:
выдохну
весь воздух

дыши
кому надо



Валерий Березовский:
блюдце
над озером



Алексей Верницкий:
вечер
мох на камнях



Tina:
камушком
в камыши



Роман Савоста:
овечкам
о вечном



Георгий Жердев:
вымри
за родину



Roi Ejou:
Вавилон
спик инглиш



Роман Савоста:
коровья
лепешка

размером
с диск солнца



Георгий Жердев:
распят
на ключицах



Георгий Жердев:
пакетик
танкеток

чипсы
поэзии



Роман Савоста:
в воде
ни облачка



Роман Савоста:
небо
и в этот раз

играет
белыми



Роман Савоста:
шабаш
руки в глине



Роман Савоста:
тростник
колеблется

подумал
ветерок

и плащ
с собой унес



Роман Савоста:
змеи
ядовиты

а у рыб
есть море



Роман Савоста:
узкими
вратами

входит в жизнь
танкетка



Irina:
пёрышко
с ветерком



Лист:
остров
камнеежка



Лист:
надкушу
танкетку

с начинкой
однако



Роман Савоста:
поляна
курсивом



Роман Савоста:
я одна
шестая



Tina:
с аурой
в лабиринт



Roi Ejou:
солнышко
рыжий еж



Роман Савоста:
прежде чем
танкетку

напиши
поэму

Горы
или Конца



Георгий Жердев:
в садах
поэзии

и лютик
не сорняк



Роман Савоста:
морщу лоб
танкеткой



Георгий Жердев:
два штампа
в паспорте

жена
и родина



Роман Савоста:
зло      зло
 равновесье



Роман Савоста:
слова
моя любовь

слова
моя любовь



Роман Савоста:
нем  невод
 ни-че-го



Tina:
баланс
трясогузка



Tina:
на молу
с молнией



Tina:
 одет
в детонатор



Tina:
виски
давит виски



Tina:
утро
красит нежным



Георгий Жердев:
на страже
столицы

монстры
Церетели



Tina:
без нимба
с биномом



в.прокошин:
Небо
с овечками



Tina:
на кону
континент



в.прокошин:
Бабочка
сбила с ног



Brodyaga:
ночью
бессонница

танкетка
таблетка



Роман Савоста:
дожди
Данаиды



Сергий:
условный
смысл слов пуст

в коробке
от кофе

чёрный
спит котёнок



Алексей Верницкий:
небо
как небрежно



Tina:
роща
обнажёнка



Irina:
Питеру
от провинциала

кораблик
покорил

а канал
доканал



в.прокошин:
Светофор
третий глаз



Korotyshka:
пульс неба
бабочка



Korotyshka:
он ушёл
а жизнь нет



Роман Савоста:
потерлись
взглядами

алмазом
об алмаз



Владимир Ерошин:
утро
солнце в профиль



владимир монахов:
сезонное
посвящается В.Прокошину

картошку
выкопал

пора
писать стихи



владимир монахов:
фуражка
в голове



Tina:
мой дядя
занемог



Георгий Жердев:
утро
черенок дня



Tina:
   муж     чина
за     при      зол



Роман Савоста:
И тяжело Нева дышала,
Как с битвы прибежавший конь...
Куда ты скачешь, гордый конь,
И где опустишь ты копыта?
Пушкин. "Медный всадник"

в Неве
с невестою



Георгий Жердев:
листва
осенний пазл



Роман Савоста:
небо
                              смотри выше



Кортни:
небеса
ни души



Роман Савоста:
болел
пыль на книге



Алексей Верницкий:
в жабрах
ода воде

в ногах
гимн воздуху



Алексей Верницкий:
легкий дым
рак легких



Алексей Верницкий:
помолчав
день ушел



Марк Мезонинов:
В СССР всего
было мало

но сам СССР
был великий



Владимир Ерошин:
счастье есть
всё подряд



Роман Савоста:
закат
режет вены



Роман Савоста:
теням
  не терпится



Владимир Ерошин:
подмигнул
в темноте



Владимир Ерошин:
сон отдых
от себя



Владимир Ерошин:
злоба
на чёрный день



Владимир Ерошин:
жалит
но жалея



Tina:
ямщик
не гони Ло



Роман Савоста:
мир щедр
ноябрьский дождь



Tina:
сотру
сотрудника



Владимир Ерошин:
завтрак
клава в пепле



Елена Гончарова:
из руки
бисер дней



Sim:
по песку
по часам



Tina:
митинги
митенки



Алексей Верницкий:
боимся
небо им



в.прокошин:
свист рака
на горе

закачай
в мобильник



Tina:
яма
копит воду



Sim:
Расщепление

совесть
расщепили

бомба
отдыхает



Алексей Верницкий:
несли вы
не сливы



Владимир Ерошин:
личность
не толпитесь



Владимир Ерошин:
и в метро
стук снизу



Владимир Ерошин:
детство
я вернулся



Алексей Верницкий:
осень
наступает

на листья
каштанов



Алексей Верницкий:
бусины
белых птиц

на грязи
залива



Алексей Верницкий:
в метро
под стук дождя



Эсмира:
враги
для народа



Эсмира:
кому
на Руси жить



Елена Гончарова:
память
веревочка

живу
узелками



Елена Гончарова:
сомненья
семенят



Сергей Сутулов-Катеринич:
графика
графина



Руша :
льву мяса
мне тебя



Елена Гончарова:
звонил
помалкивал



Елена Гончарова:
на людях
наледи



Владимир Ерошин:
водка
минус сорок



Владимир Ерошин:
две строки
как губы



Владимир Ерошин:
  цены
нецензурны



Роман Савоста:
йцукенгшщзхъ
 фывапролджэ

  ячсмитьбю
.. .. ..



Роман Савоста:
тополь
якорь ветра



Владимир Ерошин:
желудок
бывший друг



Георгий Жердев:
ковчег
избранное



Владимир Ерошин:
с тобой
в контрразведку



Алексей Верницкий:
весла слов
в ил смыслов



Полина Вилюн:
кому
камень с души



Полина Вилюн:
пишу
письмо солнцу

птицы
запятыми



Роман Савоста:
вернулся
мир пере



Роман Савоста:
камням
нечем молчать



Алексей Верницкий:
 лига
олигархов

 икра
и крамола

 и зло
из Лондона



Алексей Верницкий:
небо
соус к птице



Алексей Верницкий:
умер
как в первый раз



Алексей Верницкий:
сними
тяжесть с души

положи
на вещи



Роман Савоста:
палки
в колесах дней



Ольга Бирман:
гнездо
бред дерева



Георгий Жердев:
сок пиво
сын отец

мужская
беседа



Александр Корамыслов:
портвейн
химзащита



Виктор Ключников:
август
Морзе в кронах



Елена Гончарова:
на рынке
в крынках снег



Алексей Верницкий:
век веку
волкодав



Роман Савоста:
пиксел
Малевича



Владимир Ерошин:
в шкафу
как в трамвае



Роман Савоста:
танкетка
велика

в ней мало
пустоты



Сергий:
слоники
на полке

никуда
не идут



Ольга Бирман:
память
рогоносец



Виктор Ключников:
дед пил
баба пила



Виктор Ключников:
галочка
над жизнью



Алексей Верницкий:
сказал
как подрезал



Роман Савоста:
Шива
шестеренка



Сергий:
скрёб череп
червь стёба



Роман Савоста:
сказать
что Будды нет

ничего
не сказать



Алексей Верницкий:
подло
под лопатку



Георгий Жердев:
лось в доме
Облонских



Алексей Верницкий:
прогулка
короля

бюсты
и арбюсты



Алексей Верницкий:
Псалом 13

идиот
зол к Богу

иди
от зол к Богу



Сергей Сутулов-Катеринич:
ёжик
в Альбионе



Марк Мезонинов:
Кавказ
это Кафка-с



Алексей Верницкий:
сомни
сомнения



Алексей Верницкий:
клюква
настоятель



Roi Ejou:
выхо
да нет да нет



Сергей Сутулов-Катеринич:
балбес
бывалый трус



Георгий Жердев:
народ
по стойке сми



Алексей Верницкий:
берег
кладбище волн



Владимир Ерошин:
моя
хата с краю

моя
шахта к раю



Tina:
казнил
запятая



Виктор Ключников:
Власть

а вор
и ныне там



Николай Редькин:
в зале
театр теней



Роман Савоста:
что делать
ничего

никто
не виноват



Алексей Верницкий:
Двенадцать

каждый слог
апостол

месяц
и созвездье



Георгий Жердев:
свобода
частное



Николай Редькин:
фото
все роботы



Эль Сомов:
как я съел
Гришковца



Алексей Верницкий:
пылесос
путь ветра



Марк Мезонинов:
закон
закончился



Николай Редькин:
ночью
чёрный пояс



Сергей Сутулов-Катеринич:
период
полурас



Алексей Верницкий:
коан
для ангела



Георгий Жердев:
по ком
хрустит попкорн



Алексей Верницкий:
горшки
божественны



Алексей Верницкий:
йогу ртуть
как йогурт



ЕХКАЧ:
лживее
всех лживых

лежишь и
лжёшь лежа

лягу и
лгать легче



Алексей Верницкий:
супертанкетка

ночью
кофе черен



Сергий:
Ты сказал: Я буду благотворить тебе и
сделаю потомство твое,
как песок морской,
которого не исчислить от множества.
Бытие 32:12

время
добавь песок



Гоша Псевдо-Нимский:
Палочки
оближешь



Александр Корамыслов:
масло
для аннушки



Алексей Верницкий:
истина
дороже

собственных
платонов



Владимир Ерошин:
точка
точка точка

тире
тире тире

точка
точка точка



Гоша Псевдо-Нимский:
Парашют
в горошек



Сергий:
сплясал
как заплакал



владимир монахов:
обращение
к уродам

Россия
фотошоп



Владимир Ерошин:
шрам неба
молния



тарм:
Лежу
на дне неба



Георгий Жердев:
мудрость
неделима

мудрец
не делится



Владимир Ерошин:
   устав
от устава



владимир монахов:
я с Богом
четвертый



Харчевников Андрей:
уроборос

декабрь
январь февраль

март апрель
май июнь

июль
август сентябрь

октябрь
ноябрь декабрь



Роман Савоста:
Луна
запятая



Харчевников Андрей:
от ГУГЛа
к ГУЛАГу



Харчевников Андрей:
река
руку моет



Алексей Верницкий:
Бога нет
где хочет



Георгий Жердев:
не мы
вымираем

но нас
вымирают



Ольга Бирман:
скрижали
дайте две



женя кулакова:
в словаре
все стихи



Владимир Ерошин:
трамвай
как по маслу



Роман Савоста:
вечер
чернильница



Корамыслов Александр Анатольевич:
немо
капитану

глухо
пассажирам



Tina:
и я
себе воздвиг



Сергий:
снять маску
что камень

от гроба
отвалить



Владимир Ерошин:
в мыслях ож
ИВ СТАЛИН

ада акт
ИВ СТАЛИН

страх пород
ИВ СТАЛИН

зверств реакт
ИВ СТАЛИН

веру разб
ИВ СТАЛИН

крови разл
ИВ СТАЛИН

мир удив
ИВ СТАЛИН

века мот
ИВ СТАЛИН

вдосталь пож
ИВ СТАЛИН

в бюсте крас
ИВ СТАЛИН



Алексей Сомов:
...
и выпил

выпил
и Веничка



Алексей Сомов:
3D

Малевич
Кааба



Владимир Ерошин:
своё
и каждому

Света
любила петь

а Петя
любил свет



Александр Корамыслов:
"Пятнадцатилетний капитан"

топор
под компасом



Серафим Хэ:
несем
сюр из избы



Роман Савоста:
Одна
капля другой

Идем
дождь кончился



Алексей Верницкий:
туи
и статуи



Алексей Верницкий:
белемнит
под елью



Владимир Ерошин:
сажали
ООО

взошли
три шестёрки



Владимир Ерошин:
вдох света
выдох тьмы



Георгий Жердев:
кто к нам
тот погибнет



Алексей Верницкий:
нету сов
нет усов

нету шей
нет ушей

нету лиц
нет улиц



Алексей Сомов:
на часах
жесть утра



Алексей Сомов:
водка
антивирус



Алексей Верницкий:
я похож
на Бога

как столб
на дерево



Владимир Ерошин:
ужас
уже сточен



Владимир Ерошин:
любовь зла
уползла



Георгий Жердев:
сладка
карамелька

в фантике
твоих губ



Николай Недрин:
мычим
глас народа



Алексей Верницкий:
сонник

куб снится
к убыткам

куст снится
к устрицам

кран снится
к рандеву



Георгий Жердев:
головы
младенцев

на шее
Господа



тне тне:
колобок
Рубика



Алексей Верницкий:
из песни
слова не



Мурена:
не словом
едины



Владимир Ерошин:
собачка
сторож букв



Алексей Верницкий:
не рой
другому я



Роман Савоста:
быть или
шашечки



Алексей Верницкий:
глядя
на кувшинку

добро
это наша

сила
Архимеда



Константин Долматов:
Пушкин
вместо масла



Tina:
люди
не летают

сервис
недоступен



Roi Ejou:
почта
доставляет



Золотов:
из Агнии Барто

бычок
волатильность



Владимир Ерошин:
сладости
с ладони



Владимир Ерошин:
завис
над завистью



Александр Корамыслов:
гайка
для сталкера



Владимир Ерошин:
поэт
поэтапен



Николай Недрин:
шили
не шинели



Юрий Берий:
в карман
не за словом



Алексей Сомов:
атомы
легион



Николай Недрин:
ветер стих
он в стихе



Владимир Ерошин:
метро
кроты не мы



Алексей Верницкий:
хочу
быть автором

этих
двух танкеток



Сергей Прилуцкий:
пасть льва
открыта всем



Константин Долматов:
распни
распни эго



Константин Долматов:
блажен
кто ворует



Сергий:
ключ от
черепахи

потерян
навсегда



Александр Корамыслов:
из БГ

недаром
в доме все

зеркала
из глины



Александр Корамыслов:
в местах
лишения

свободы
совести



Георгий Жердев:
мир есть миф
  мы мнимы



Владимир Ерошин:
брал пример
деньгами



Георгий Жердев:
в глазу
поленница

пылает
гневный взгляд



Владимир Ерошин:
мавзолей
рассудит



Тарм :
амфора - тара для вина.

не думал
древний грек

что будут
времена

когда
галерный раб

обживший
царский трон

славы
себе найдет

сбором
винной тары



Александр Бывшев:
в тюрьме
Ходорковский

премьер
на свободе

хохмит
Жириновский

мухлюет
Мавроди

откаты
и взятки

мы пикнуть
не вправе

такие
порядки

в любимой
державе



Юрий Берий:
я меч
а зачем я



Тарм :
тень тени
тоже тень



Александр Хрон:
балкон
после спальни



Николай Недрин:
блажен
кто вербует



Алина Дием:
корабль
титаников



Харчевников Андрей:
    немы
рабы    рыбы



Тарм:
правды нет
есть правды



Алина Дием:
больно
жмут танкетки



Юрий Берий:
Европа
свальный грек



Мурена:
футбол
приворотный



Николай Недрин:
вожди
затяжные



Владимир Ерошин:
сердце
коммуналка



Мурена:
есть ли
смерть на Марсе



Юрий Берий:
красота
спасёт миф



Александр Корамыслов:
мирское и духовное

то брань
со страстями

то брань
со страстями



Георгий Жердев:
как вилка
в розетку

как пробка
в горлышко

как ручка
в колпачок

как болтик
в гаечку

как ключик
в замочек

как скворец
в скворечник

как пальчик
в колечко

как нога
в ботинок

как в шляпу
лысина

как флэшка
в юэсби

как наган
в кобуру

как в Неву
Аврора

словно
пестик в ступку

словно
в люк сантехник

в мундштук
сигарета

стакан
в подстаканник

эндоскоп
в желудок

как в тебя
когда-то

в кокон
одеяла



Владимир Лашин:
ноябрит
но я брит

свеж бодр
элегантен



Алексей Верницкий:
   полно
число горем

  полночи
 слог орем



Владимир Ерошин:
жил в долг
долгожитель



Роман Савоста:
кто раньше
тот и бог



Георгий Жердев:
пахнет
нефтедоллар



Владимир Лашин:
   мысли
 немыслимы

   мысли
не мысли мы



Владимир Ерошин:
весна
взошли весы



Владимир Лашин:
завод
кончается



Владимир Ерошин:
петля
вертикали



Александр Корамыслов:
солярис
блудный сын



Евгений Ивачевский:
мы сами
Сусанин



Гоша Псевдо-Нимский:
Наука
убежать



Владимир Ерошин:
бамбук
под хохлому



Георгий Жердев:
Бог сказал
Бог сделал



Алексей Верницкий:
цветы
магнолии

розовы
и влажны



Николай Нёрдл:
соврем
современно



Евгений Мартынов:
осень
руку манят

семечки
в кармане



Владимир Лашин:
пентхаус
аиста



Владимир Ерошин:
кукушку
сутками



Николай Нёрдл:
луна
сверхновая



Константин Долматов:
живу
не по углам



Энтэр:
картина
маслом вниз



АС:
чувства
ворующих



Владимир Ерошин:
загадка

по лучу
получил

по воде
поводил

по делу
поделил



Энтэр:
коньяк яд
если мышь



Тарм:
тихо
не до стихов



Владимир Лашин:
социум
ум в конце



Владимир Ерошин:
тавро
аватара



Евгений Мартынов:
согра
интернета



Георгий Жердев:
в Кижи
с гвоздодёром



Тарм:
псевдоним
Ленинград



Роман Савоста:
будет что
не вспомнить



Александр Корамыслов:
созерцал
с озерца



Владимир Ерошин:
бело
Малевич спит



Георгий Жердев:
быть может
не совсем

тревожит
вас ничем



Тарм:
бабочка
в сугробе

красота
не спасла



Александр Корамыслов:
стадо
и бе и ме



Александр Корамыслов:
не ной
готовь ковчег



Юрий Берий:
квазимир
квадрата



Владимир Ерошин:
     тени
для чтения



Харчевников Андрей:
  Луна
полунамек



Виктор Ключников:
принтер
непечатный



Алексей Верницкий:
  число
лечи словом



Евгений Мартынов:
прохладно
за дверьми

курит
муж-изгнанник



Тарм:
всех жалко
синий снег



Харчевников Андрей:
танкетка
актекнат



Юрий Берий:
надейся
не дайся



Владимир Лашин:
аист
атеистам



Евгений Мартынов:
стоп-стоп
мгновение



Владимир Лашин:
кочегар
ковчега



Алексей Верницкий:
  поле
Туполева



Гоша Псевдо-Нимский:
Бычки
в автомате



Владимир Ерошин :
постель
оптимиста

две трети
вакантны



Харчевников Андрей:
  женщина
с женьшенем



Владимир Ерошин :
встречи
свечи речи



Алексей Верницкий:
в балаган
с логосом



Александр Корамыслов:
завет
заветрился



Энтэр:
макияж
витрина



Владимир Ерошин :
    навык
иду на Вы



Георгий Жердев:
давно
это было

да но
это было



Тарм:
хрупкий мир
белый свет

магазин
фарфора



Александр Корамыслов:
пнул путь
стал шёлковым



Георгий Жердев:
Дарвин
наш небесный



Владимир Лашин:
женщина
в полный рост

от шпилек
до шпилек



Владимир Лашин:
взгляд в небо
с надеждой

взгляд с неба
с любовью



Владимир Лашин:
  кровинка
в кроватке



Алексей Верницкий:
Богу тварь
как утварь



Харчевников Андрей :
тишина
слушайся



Александр Корамыслов:
дамы
полусвета

господа
полутьмы